Музейная газета

Настоятели Екатерино-Лебяжской пустыни

 

С переселением казаков в Черноморию на этой территории возник новый оплот христианства. Потомки запорожцев — черноморские казаки отличались редкой приверженностью к православной вере, что выгодно их выделяло от остального пестрого русского населения в этих местах, легко поддававшегося влиянию старообрядчества и сектантства.

Как известно черноморцы переселились первоначально с Украины на пожалованную землю без духовенства. С поселением станиц на отведенных войсковым правительством землях, встал вопрос о строительстве церквей. Разрешение на строительство церквей жителям станиц поступало от Святейшего Синода. От него же поступило и разрешение на открытие Екатерино-Лебяжской Свято-Николаевской пустыни.

В ходе переписки войскового правительства, Феодосийской Духовной консистории (консистория – административный и судебный орган епархии) и Святейшего Синода была достигнута договоренность о том, что начальником пустыни будет настоятель пустыни в сане архимандрита, а кандидатом – иеромонах Феофан, начальник Самарского Николаевского монастыря.

Феофан был сыном священника из Великороссии. «Учился в духовных тогдашних училищах русской грамоте, писать и нотному пению, арифметике и географии; пострижен в монашество в Ставропигиальном Киево-Межигорском монастыре 1758 года, марта 7 дня, исполнял разные обязанности в том же монастыре, а с 1776 года был начальником в Самарском Николаевском монастыре» - об этом мы можем прочесть в № 11 журнала «Кавказские епархиальные ведомости»  за 1878 год.

Будучи настоятелем Самарского Николаевского монастыря, он по просьбе боголюбивого старца Кирилла Тарловского и на основании постановления Святейшего Синода от 9 ноября 1781 года: «В Пустынно-Николаевском монастыре, на основании указа вместо деревянной каменную церковь с приделом Кирика и Улиты построить и по построении освятить дозволяется»…, осуществил такое строительство. Кроме того еще просил старец церковь выстроить своим собственным и единственным коштом (кошт - средства, расходы на содержание, пропитание; иждивение) и устроить в самом монастыре для себя келию. Под руководством настоятеля обители иеромонаха Феофана и при заботах и трудах отца Кирилла Тарловского осенью1781 года и зимой 1782 года были приготовлены необходимые строительные материалы, а уже в начале 1787 года сооружение каменной церкви было завершено.

Необходимо учитывать, что при казачьем Черноморском Войске не было архитектора, поэтому строить здания новой пустыни лучше всего мог человек уже имеющий опыт. Все постройки надо было возводить, строго  руководствуясь указом Святейшего Синода. Поэтому, скорее всего, на кандидатуре иеромонаха Феофана и остановились.

24 ноября 1795 года от Святейшего Синода епископу Феодосийскому Иову (управлял Екатеринославской епархией с 27 февраля 1793 года по 13 мая 1796 года)  поступило разрешение и он лично в Самарском Николаевском монастыре  возвел (рукоположил) иеромонаха Феофана в сан архимандрита.

И вот архимандрит Феофан, назначенный настоятелем пустыни, выехал в Екатеринодар. В помощь ему в 1796 году кошевой атаман Захарий Чепига письмом просил епископа Феодосийского и Мариупольского Гервасию прислать иеромонаха и диакона для наилучшего устройства монастырской жизни. В ноябре 1796 года из города Старый Крым (место размещения епархии) поступил ответ, что иеромонах Иоасаф и иеродиакон Галактион  направлены в пустынь из Самарского Николаевского монастыря. Войсковое правительство определило из числа желающих казаков послушниками 20 человек. Эта небольшая община поселилась поначалу в шалашах и в них отправляла все церковные службы.

Считается, что преосвященный Иов (Потемкин) рекомендовал архимандриту Феофану сделать устав и устройство монастыря по образцу старца Паисия Величковского, принесенного им из греческого Афона. Преосвященный Иов был сторонником и продолжателем Афонской школы обрядовости, включавшей в себя строгость и точность в исполнении обрядов по церковному чину, заботливость о бедных, сиротах, незлобие и простоту.

В прошении войскового атамана Т.Т. Котляревского в Святейший Синод о разрешении постригать в монахи престарелых послушников пустыни «без искуса» от 17 сентября 1798 года пишет, что архимандрит Феофан «… сооружил по архитектурному плану трапезную церковь, трапезу, поварню, пекарню, келарню, для хлеба и всякой монастырской рухляди амбар, для варения и напитков погреб и ледовню, настоятельские братерские и больничные келии, и конюшню, оная ж постройка вся деревянная, под крышкой сосновой шелевки, так же и оградил пустынь сосновыми досками, и уже в трапезной церкве повседневное богослужение отправляется, хотя и с трудностию потому, что там только один иеромонах, а другой иеродиакон, монахов же нет, а одни «только» послушники, войсковым правительством аттестованные и проходящие монашеской искус… просит… испросить от Святейшаго Синода… ему, архимандриту, позволения такого: чтоб престарелых послушников, близ смерти находящихся, постригать без искуса и представления…». В этом же документе указывается, что архимандрит Феофан «… состроенную на р. Бейсуге собственным своим коштом плотинную мельницу о 6 колах… любя чин монашеского  жития в вечное владение оной пустыне подарили…» (орфография сохранена).

Феофан пробыл настоятелем Черноморской Екатерино-Лебяжской Николаевской пустыни 6 лет, после чего в 1801 году по старости вернулся в Самарско-Николаевскую пустынь в возрасте 63 лет и был в этой пустыни настоятелем еще шесть лет.

В 1801 году настоятелем монастыря был назначен архимандрит Дионисий (Деляграммати, из греков), но войсковым начальством по причине незнания языка не был признан.

Затем в 1802 г. настоятелем пустыни назначается игумен Товия (из Клопского монастыря) по фамилии Трубачевский. Родом он был из малороссийских дворян, по происхождению казак из рода Курганских. Пострижен в монашество в 1771 году. Настоятель игемен Товия был рукоположен в сан архимандрита. Он был одним из наиболее уважаемых и влиятельных настоятелей пустыни. За время настоятельства многое сделал для пустыни, «никогда не уклонялся от телесного труда, … сам, с лопатою в руках, входил по колени в лиман и оттуда выбрасывал на землю песок, необходимый для постройки каменного здания; в другое время он носил сам камни на стены здания».

Архимандрит Товия очень большое внимание уделял существующей при пустыне школе. В эту школу Херсонский генерал-губернатор герцог  Дюк-Ришелье с согласия Министерства внутренних дел командировал ученика крымских виноградных садов, которые находились в городе Судаке, Андрея Шелимова. Последний своим ученикам преподавал усовершенствованные способы по разведению винограда и ухода за ним. За время с 1809 по 1815 год А. Шелимов многих обучил виноградному делу. За свой труд он был удостоин архимандритом Товия прекрасными отзывами с вручением аттестата.

Во время пребывания в монастыре архимандрит Товия собрал около 200000 рублей доброхотных подаяний на монастырь. При нем был построен кирпичный соборный храм в 1814 году и кирпичная церковь во имя Всех Святых (Кино′вия) в 1809 году.  

После конфликта с экономом и войсковым руководством он был вынужден в 1816 году покинуть монастырь. Сначала его перевели в Невскую Лавру в Санкт-Петербург, а в 1817 году назначили настоятелем Троицкого Александро-Свирского монастыря.

Около пяти-шести месяцев монастырем управлял архимандрит Иосаф, который 8 декабря 1817 года отбыл из монастыря по неизвестным причинам.

С февраля 1818 года по январь 1839 год настоятелем Лебяжского монастыря был иеромонах Спиридон (Щастный). Родом он был из черноморских казаков. Избран во главу монастыря был монахами обители. В 1824 году Спиридон был определен первоприсутствующим Екатеринодарского духовного управления. В 1833 году подал прошение об увольнении с настоятельской должности за старостью и слабостью и был уволен. Однако с июля 1836 года по январь 1839 года он вынужден был вновь исправлять должность настоятеля. В это время ему было от роду уже 72 года.

         В промежуток с 1833 по 1836 год настоятелем Екатерино-Лебяжской Николаевской пустыни был архимандрит Иоанникий. Во время пребывания в монастыре у настоятеля возникли противоречия с войсковой администрацией, а также с братией пустыни. В результате споров и непонимания Иоанникий вынужден был по распоряжению епархиального начальства покинуть монастырь. Сохранился документ – объяснение настоятеля архимандрита Иоанникия, - датированный ноябрем 1836 года.

         Следующим настоятелем монастыря вновь кратковременно был архимандрит Иннокентий (Покровский).   Из архивного дела архимандрита Иннокентия, хранящегося в делах Священного Синода, мы узнаем, что он из духовного звания, родился в 1789 году. Кончив курс в Воронежской семинарии, с 17 ноября 1812 года был сельским священником. С 1822 года был учителем, а в 1823 году стал инспектором воронежского духовного училища. 6 июня 1824 года постригся в монашество. В 1829 году - назначен строителем валуйского Успенского монастыря. В том же году объявлено ему Высочайшее благоволение за труды по Воронежскому попечительному комитету о бедных, членом которого он состоял с 1827 года. В 1831 году определен смотрителем киевских духовного и уездного училищ, а в 1836 году перешел на ту же должность в Новочеркасск. За полезную педагогическую деятельность дважды получал особые награды. С 1832 года включен в число соборных иеромонахов Киево-Печерской лавры. 22 августа 1836 года произведен в сан архимандрита без управления монастырем. В 1838 году ему за отличную службу дана в управление черноморская Екатерино-Лебяжская пустынь. Умер 18 августа 1840 года.

Затем с 3 ноября 1840 года по распоряжению Священного Синода управлять монастырем был назначен архимандрит Дионисий, «человек образованный и к служебным делам очень способный». По отзывам современников архимандрит Дионисий был одним из наиболее уважаемых настоятелей пустыни.

Он родился в  Курской губернии. Учился в тамошней семинарии, впоследствии был священником Воронежской епархии. Овдовев, стал иеромонахом Новочеркасского архиерейского дома. С 1843 года настоятель Черниева монастыря.

         Как настоятель пустыни архимандрит Дионисий просил докладной запиской  на имя наказного атамана Н.С. Заводовского от 30 ноября 1844 года дать указание комитету по управлению пустыней указание «… о починке обветшавших вещей ризницы,..» поступившей из Межигорского монастыря, а также об учреждении училища для бедных казачьих детей при пустыни в связи с тем, что «… есть корпус, вновь выстроенный и способный к помещению училища…». Однако добиться желаемого не смог.

Во время своего управления Екатерино-Лебяжской Николаевской пустынью, он стал членом первого состава Кавказской духовной консистории.  21 сентяб­ря 1849 года, в день святого Димитрия Ростовского Чудотворца, архимандрит Дионисий в приходской церкви станицы Роговской совершил литургию. После литургии с почетным духовенством войсковой иерархии был совершен  Крестный ход к реке Кирпили, на место, где состоялось торжественное заложение Высочайше учрежденной в войске Черноморском женской монашеской, во имя святой Марии Магдалины, обители и первого храма Божия.

В 1851 году архимандрит Дионисий освобожден от должности настоятеля пустыни, а с 1855 года он настоятель Богородицкого Задонского монастыря. Затем в 1860 году архимандрит Дионисий получает в управление ставропигиальный, именуемый «Новый Иерусалим», монастырь. Желание быть ближе к месту покоя святого Тихона побудило его просить Священный Синод о перемещении из богатого монастыря в бедную Троицкую обитель в г. Ельце. Усердный и пламенный молитвенник свел небесное благословение на управляемую им обитель, так как при нем последовали первые чудотворения от Тихвинской иконы Богоматери. 15 марта 1864 года архимандрит Дионисий скончался и был погребен по его желанию у ног приснопамятного елецкого пастыря отца Иоанна Жданова. 

С 1851 года по 1860 год настоятелем пустыни стал архимандрит Никон (Конобеевский), переведенный сюда из Чернеева монастыря. Происходил Никон из духовного звания, образование получил в Тамбовской семинарии. Он находился на должности в течение 10 лет и значительно улучшил хозяйственную деятельность монастыря, украсил храмы пустыни. За свою подвижническую деятельность архимандрит Никон получил награды от правительства: орден Святого Владимира 3-ей степени, Святой Анны 2-й степени с короной и золотой, украшенный бриллиантами, крест из кабинета Его Величества.

В соответствии с положением Высочайше утвержденном 1 июля 1842 года было «… назначено устроить при Екатерино-Лебяжской Николаевской пустыни в предместии, называемом Киновиею, богадельню на 30 человек для призрения отягощенных старостью убогих, бесприютных и лишенных сил к пропитанию;..». И поэтому 20 сентября 1851 года настоятель пустыни архимандрит Никон и члены комитета по управлению монастырем в рапорте на имя атамана Г.А. Рашпиля просят об устройстве при монастыре больницы и направлении медика. 16 апреля 1860 года появился акт обследования местности с предложением войсковому правлению казачьего войска двух планов устройства «богадельни»: на Киновийском острове и в самой пустыне. Войсковой архитектор Черник в своем рапорте в войсковое правительство от 24 сентября 1860 года указывает, что местность на Киновийской стороне не пригодна для строительства, так как в половодье заливается и предлагает вместе с членами комиссии «… устроить это богоугодное заведение при большом монастыре, с восточной стороны собора…».

В 1856 году настоятель пустыни поднимает вопрос об устранении чрезмерного вмешательства войскового начальства Черноморского казачьего войска в управление экономией пустыни и издании инструкции для членов комитета по управлению пустыней об их правах  и обязанностях.

К сожалению сами монахи не всегда отличались тем благочестием, «незлобивости ради которого уединялись; поднялись на архимандрита недовольные личности, которые много на него взносили перед начальством, как войсковым, так особенно – духовным». Из-за этих интриг в 1860 году Никон был перемещен настоятелем Балаклавского приморского Георгиевского монастыря.

 Временно один год (1860-й) пробыл настоятелем монастыря протоиерей Дмитрий Иванович Гремяченский. При нем была закончена выплавка нового колокола из меди, которую архимандрит Никон испросил у казачьего войска.

После Димитрия управляющим пустынью так же в течение года был архимандрит Амвросий, удаленный позднее в монастырь в Великороссию.

В 1863 году во главе пустыни стал архимандрит Дормидонт (Сичкарёв). Родом он был из семьи дьячка Черниговской губернии. Поступил в монашество при Рыхлевской пустыни, где и принял имя Дормидонт. В 1838 году в новом звании его перемещают в Киевские монастыри: сначала в Златоверхо-Михайловский, потом – в Киево-Михайловский. В Киеве около двух лет он занимал должность инспектора и смотрителя духовных уездных училищ, был проповедником и священнослужителем в Киевском институте благородных девиц, наместником Киево-Михайловского монастыря. До 1863 года Дормидонт был настоятелем пяти монастырей.

«Все время управления пустыни, по день смерти 23 апреля 1869 года, было для него великим крестом, а для пустыни – временем какого-то застоя во всем. Для самого покойного настоятеля вся беда сложилась от неправильно усвоенного им понятия о своих правах в отношении к войсковым властям. Как человек, привыкший к власти, отец Дормидонт хотел действовать повелительно и настойчиво; ему не нравилось, что в монастыре учрежден комитет, где заседали два человека от войска, хотя и под председательством настоятеля. Сначала он писал много бумаг на имя войсковых властей и требовал настойчиво отпуска значительной суммы на поправку монастырских зданий. Такое требование поверялось осмотрами и свидетельствами технических чиновников; потом велась длинная переписка по разным инстанциям; желая ускорить дело, он не ленился писать новые бумаги и этим оттолкнул от себя добрых и благодетельных войсковых начальников», - писалось в Кавказских Епархиальных Ведомостях за 1878 год.

При Дормидонте монастырскому строительству был нанесен большой урон. Здания не ремонтировались, крыша и купол собора протекали. После смерти настоятеля выяснилось, что у него осталось наследство в размере 21 тысячи рублей в процентных банковских билетах. Видимо настоятель думал оставить пустынь и, выйдя на покой, жить на проценты. Написав завещание, он не хотел, чтобы об этом знал кто-нибудь, поэтому и не засвидетельствовал никем свое завещание. Занимаясь поиском средств на содержание монастыря, из-за жадности своей он не посмел потратить на обитель свои сбережения при жизни. После смерти эти деньги полностью перешли в собственность Екатерино-Лебяжской Николаевской пустыни по решению суда от 20 декабря 1873 года, так как монастырь был общежительный, то настоятель не имел права завещать кому-либо свое имущество. Этой суммы хватило на ремонт и новые постройки обители.

После смерти Дормидонта епископ Кавказский и Черноморский (с 1 декабря 1862 года) преосвященный Феофилакт (Губин) просит у Синода разрешения перевести на должность настоятеля монастыря архимандрита Антония, возглавлявшего Кизлярский монастырь. Последний прожил в обители очень немного: с первых чисел февраля по 14 сентября 1870 г. (новый архипастырь скончался от холеры, эпидемия которой была в то время на Кавказе). После его смерти обитель располагала капиталом в билетах Скопинского банка на сумму в 4 500 руб.

И вновь преосвященный Феофилакт обратился с просьбой к Синоду,  назвав кандидатуру настоятеля Кизлярского Крестовоздвиженского монастыря архимандрита Самуила (Сардовского). Синод пошел преосвященному навстречу и 1 февраля 1871 г. назначил настоятелем Екатерино-Лебяжского монастыря архимандрита Самуила.

Как мы выяснили в начале, Екатерино-Лебяжская Николаевская пустынь жила по уставу Афонских общежительных монастырей. Жизнь инока полностью зависела от настоятеля. Но, как было сказано выше, нравственная сторона жизни настоятелей не всегда служила примером для иноков монастыря. Это, в свою очередь, влияло на нравственные устои прихожан, большинство из которых были людьми служивыми.

 В своих исторических исследованиях Лебяжьего монастыря архимандрит Самуил писал о монашествующей братии: «Рассматривая подробно формулярные списки монашествующих при этой пустыни, мы видим, что только люди, отслужившие в боевых рядах, удалялись войском доживать остаток дней своих в стенах обители. Были даже и такие годы, когда по военным потребностям не могли увольнять и стариков, вследствие чего иной год не было ни одного послушника. По отметкам в формулярных списках Черноморская Екатерино-Лебяжская пустынь долго отличалась хорошими монахами, пока не было в их числе изгоняемых из разных великороссийских монастырей. От таких пришельцев немало развивалось слабостей нравственных, а иногда и самых жалких поступков. В 1840 году начали, было, изгонять таких, но уже было нелегко исправить и своих. Много было переписки по этому поводу, было время возмущений, вследствие чего виновных рассылали в Астраханские монастыри и в Кизлярский».

         При архимандрите Самуиле пустынь на основании именного указа императора Александра ІІ от 5 февраля 1872 года из двойного подчинения (войскового и епархиального) перешла в полное ведение епархиальных властей.

         Архимандрит Самуил умер в 1883 году и был похоронен в пустыне.

По всей видимости, в период с 1883 года по 1893 год настоятелем монастыря был архимандрит Нафанаил. По крайней мере, сохранилось за его подписью прошение на имя наказного атамана Г.А. Леонова от 15 августа 1885 года о выдаче жителю поселка Фанагорийского И.И. Браиловскому свидетельства на поступление в монашество.

С 1893 года в должность управляющего монастырем вступил архимандрит Нил (Николай Никифорович Воскресенский).

Уроженец Ярославской губернии. Учился в духовном училище. Службу начал в должности псаломщика, был диаконом 15 лет. В 1877 году принял иночество с именем Нил. Возведен в сан иеромонаха и назначен казначеем Ярославского Богоявленского монастыря. Затем в 1879 году был послан строителем Успенского монастыря Вятской губернии. Через два года был перемещен в число братства Екатеринбургского архиерейского дома с возложением на него звания эконома и члена сначала духовного правления, а затем – Екатеринбургской духовной консистории. В 1886 году возведен в сан игумена и назначен настоятелем Долматского Успенского монастыря, с отчислением от должности эконома и с оставлением в других должностях. В 1899 году он перешел в Астраханскую епархию на должность настоятеля Иоанно-Предтеченского монастыря, где и служил до назначения в Екатерино-Лебяжский Николаевский монастырь. В сан архимандрита Нил был возведен пятым преосвященным Кавказской епархии, владыкой Евгением (Шершилов), епископом Ставропольским и Екатеринодарским (16.12.1889-17.07.1893гг.).

В 1893 году епископ Евгений посетил обитель. «В силу разных обстоятельств монастырь нуждается во внешнем и во внутреннем обновлении – это-то и служило предметом бесед Владыки с настоятелем все время пребывания его в обители. Он осматривал монастырские здания, входил в хозяйственную часть и, ввиду предстоящих больших затрат, преподал советы к более выгодной эксплуатации оброчных статей обители – вод, земель, зданий и т. п. Особому же и самому неусыпному попечению настоятеля он поручил внутреннюю жизнь обители, дабы она была светильником, освещающим пути к достижению высшего духовного христианского совершенства».

Игумен Сергий был настоятелем Екатерино-Лебяжской пустыни в 1901 году.

Следующим настоятелем Екатерино-Лебяжского Николаевского монастыря стал игумен Амвросий. Так 15 декабря 1906 года он направляет начальнику 1-го участка Кавказского отдела о выделении охраны для пустыни. Пустынь в это неспокойное для страны время была «… согласна принять на свой счет содержание 2-х вооруженных казаков при ней, или же взамен их 2-х солдат из запасных нижних чинов». А 18 февраля 1907 года он же ходатайствует перед начальником 1-го участка Кавказского отдела о назначении Иулиана Чумачка, получившего права на должность полицейского урядника, урядником пустыни. Жалованье уряднику пустынь определила в «…200 рублей в год на его продовольствие и монастырскую квартиру с отоплением».

В период своего настоятельства игумен Амвросий составил сведения о состоянии Екатерино-Лебяжской Николаевской пустыни и ее капиталов за 1906 год, подлинник которых хранится в Государственном архиве Ставропольского края.

Затем настоятелем монастыря был иеромонах Анатолий, но в связи с возложением на архимандрита Иоанна (Левицкого) обязанностей по управлению монастырем, стал после 21 декабря 1907 года наместником монастыря.

Он, совместно с братией пустыни, обратился 15 января 1910 год к начальнику Кубанской области М.П. Бабычу с докладной запиской о разрешении хождения по области с войсковыми святынями. В записке они указали, что в Екатерино-Лебяжской Николаевской пустыни хранятся особо чтимые казаками иконы: «Толгския Божией Матери» и «Святителя Николая Мир-Ликийскаго Чудотворца», переданные из упраздненного Межигорского Спасо-Преображенского монастыря. «С течением времени память об этих святынях среди молодого поколения постепенно теряется, особенно после 1905 и 1906 гг., когда были потрясены все основы нашего государства». Такое разрешение было получено и, мы знаем, что неоднократно в разных направлениях через кубанские станицы совершался Крестный ход с иконой «Толгския Божией Матери».

В Ставропольскую духовную консисторию поступил из Святейшего Синода указ от 25 декабря 1907 года за № 15605 о том, что в Ставропольской епархии за счет местных средств учреждается кафедра викарного епископа и с присвоением епископу наименования - Ейский. Епископом Ейским был назначен ректор Астраханской духовной семинарии архимандрит Иоанн. Одновременно на него возлагалась обязанность управления Екатерино-Лебяжской общежительной пустынью на правах настоятеля с 21 декабря 1907 года (без права получения части из доходов пустыни).

3 февраля 1908 года преосвященным митрополитом  Санкт-Петербургским хиротонисан (рукоположение, возведение в епископы)  архимандрит Иоанн в епископа Ейского, викария Ставропольской епархии.

Епископ Иоанн (в миру Иоанникий Левицкий) родился 7 (19) января 1857 года 1857 года в Киевской епархии в семье псаломщика. В 1880 году окончил Киевскую духовную семинарию. 21 мая 1881 года рукоположен во священника. В 1889 году поступил в Киевскую духовную академию. 18 июня 1892 года пострижен в монашество. В 1893 году окончил академию со степенью кандидата богословия и назначен смотрителем Донского духовного училища в Москве. С 1895 года — инспектор Олонецкой духовной семинарии. В 1896 году перемещён в Саратовскую духовную семинарию. С 29 ноября 1900 года — ректор Астраханской духовной семинарии в сане архимандрита. В 1907 году вошёл в состав Распорядительного комитета Астраханского Русского Патриотического Общества. В 1910-1915 годах был председателем Александро-Невского просветительно-религиозного братства. С 13 сентября 1916 года — епископ Кубанский и Екатеринодарский.

Награждался в 1896 году наперсным крестом от Святейшего Синода; в 1900 году – орденом святой Анны 3-й степени; в 1903 году – орденом святой Анны 2-й степени. В 1922 году уклонился в обновленческий раскол. Епископ Ейский Евсевий (Рождественский), викарий Кубанской епархии, после троекратного увещания объявил епископа Иоанна впавшим в раскол, перестал упоминать его имя за богослужением и взял на себя управление Кубанской епархией. По данным Михаила Польского, скончался в 1923 году во время всенощной под Крещение Господне, не порвав с «Живой Церковью». По предположению Мануила (Лемешевского), скончался не ранее 1927 года.

Преосвященный Иоанн епископ Ейский был освобожден от возложенных на него обязанностей настоятеля Екатерино-Лебяжской Николаевской общежительной пустыни в апреле 1912 года.

На должность настоятеля пустыни был назначен иеромонах Молченской Софрониевой пустыни, Курской епархии Дорофей (Анищенка), с возведением его в сан игумена. Он был благочинным монастырей и регулярно обозревал их состояние, о чем подробными рапортами доносил в Ставропольскую духовную консисторию.

По всей вероятности он и был настоятелем пустыни до ее закрытия. Об этом, по крайней мере, пишет П.П. Радченко в своем романе «На заре», где описывает жизнь монахов после гражданской войны и до закрытия монастыря, упоминая настоятелем монастыря .

 

А. Шеремет, х. Поды

 

Контакты

352750 ст.Брюховецкая, Краснодарского края, ул Ленина 9

  • dummy8(86156)3-10-69

  • dummy8(86156)3-10-69

  • dummy brm31069@mail.ru

Яндекс.Метрика

Наши друзья

Подписаться

Создание сайтов +7 905 49 47 434

Search