История

Страница предназначена любителям истории Брюховецкого района. В своих статьях историки, краеведы и публицисты рассказывают о событиях, которые имели место на земле брюховецкой.

Всем просвещенным читателям.

В этой  статье  мы расскажем  о  есауле станицы Брюховецкой   Иване Антоновиче Белоусе  -  публицисте,  историке и общественном деятеле Кубани второй половины 19 века.

Впервые  с именем Ивана Белоус мы познакомили читателей районной газеты в статье «Брюховецкая купеческая», написанной  на основе  материалов  Кавказского отдела Императорского Русского Географического общества. Тогда нам и в мысли не приходило, что Иван Белоус,  который так великолепно описал в своей статье нашу станицу Брюховецкую,  был его жителем, и на тот момент  одним из самых его образованных сыновей.

А это удивительное  для себя открытие мы сделали опять- таки в нашем районном архиве.  В процессе исследовательской работы  была найдена запись в церковной книге, которая нам поведала  о том, что 29 июля  1885 года у есаула Ивана Антоновича Белоус и его законной жены Дарьи Владимировны родилась дочь,  которую назвали Марией. Крестными  Марии были Губернский секретарь Хрисандр Иванович Полномочный и жена Екатеринодарского купца 2-й гильдии Елизавета Алексеевна Евтушенко.

Конечно, у нас возник вопрос, тот ли это Иван Белоус, который так подробно познакомил нас с нашей станицей образца 1874 года.  Удача и подтверждение того, что озвученная версия правильная, хранилось вот уже почти 140 лет на пожелтевших от времени страницах газеты «Кубанские областные ведомости». Главная газета Кубанской области,  которая печатала статьи Ивана Белоуса, открыла нам  интересную  во всех отношениях личность.  

Первая его статья, которая дошла до нас и вызывает большой интерес у просвещенных читателей, называлась: «Будут или не будут у нас в войске общественные библиотеки?»

 

+

Уже само  название этой статьи говорит о том, что наш земляк стоял у самых истоков появления первых общественных библиотек в Кубанской области и хорошо знал данную проблему. Вот что он писал:  «В одном из последних номеров Кубанских ведомостей за 1863 год заявлена была животрепещущая новость. Предполагалось учреждение в округах и бригадах войска общественных библиотек. Потребность в книгах до того уже обязательна, и это новое дело так интересовало всех, что каждый с нетерпением пересматривал последующие номера кубанских ведомостей и старался найти еще какое-нибудь дальнейшее сведение об этом предмете. К сожалению, газета ничего нам не сообщала об этом столь важном общем интересном деле.

Живя в это время в станице Брюховецкой,   по себе знал, с каким нетерпением ждалось разрешение этого вопроса. На беду  не откуда  было узнать, на чем остановилось это дело, и так как после заявления о нем в газете прошло уже больше года, о нем ничего не было слышно,- то многие уже посчитали и считают это дело не состоявшимся…»

Далее автор со знанием всех азов публицистики обращается к читателям: «Спешу сообщить всем просвещенным читателям, интересующимся этим делом, что предполагаемые  к открытию в нашем войске библиотеки уже утверждены, и вместо предполагаемых 10-ти библиотек  имеется в виду открыть их в настоящее время 18».

Иван Антонович Белоус вкратце сообщает читателям причины, по которым задерживалось открытие этих библиотек. По содержанию статьи можно сделать вывод, что автор в это время служил при  графе Феликсе Николаевиче  Сумарокове-Эльстон,  генерал-лейтенанте, начальнике Кубанской области и наказном атамане Кубанского казачьего войска  и прекрасно был осведомлен о тонкостях этого дела.

Косвенно об этом говорят и эти строки, которые указывают на конкретные организационные мероприятия. Так,  автор пишет: «22 марта 1865 года в квартире Наказного атамана, в присутствии Начальника войскового штаба полковника Пиденко и  директора  кубанской гимназии Терзиева,  была прочтена управляющим атаманской канцелярией есаулом Прагою краткая выписка из дела о библиотеках с пояснением всех мнений окружных и бригадных командиров о способах устройства библиотек, и доложены при том отзывы  книгопродавцов».

Статья большая и занимает две полосы газеты, поэтому приводить ее в полном объеме нет необходимости. Важно сказать о ее значении в жизни Кубанского казачьего войска и о роли,  тогда уже,  есаула Ивана Белоуса в просветительской деятельности на Кубани. Тем не менее, я дословно приведу слова автора,  которыми заканчивается статья: « Таким образом, дело об общественных библиотеках в Кубанском войске осуществляется…  Пройдет много годов, а память об учредителях наших библиотек никогда не угаснет в войске…».

         Напрямую  о том, что в эти годы Иван Антонович служил в Екатеринодаре,  говорит  и следующий факт. В  1867 году был утвержден устав Екатеринодарского мужского благотворительного общества. Оно ставило целью распространение грамотности среди необеспеченных слоев горожан. Первыми членами общества были историк генерал И. Д. Попка, войсковой архитектор Е. Д. Черник, наказной атаман Кубанского казачьего войска и начальник области Ф. Н. Сумароков-Эльстон, генерал-майор П. Н. Борзиков, первый редактор «Кубанских войсковых ведомостей» Л. Ф. Прага, есаул И.А.Белоус, и другие видные люди города.

 Они регулярно вносили личные пожертвования, и сведения об этом, как и вообще обо всех благотворительных взносах, публиковались в газете с указанием фамилий жертвователей.

Перечень таких известных фамилий, среди которых есть и Иван Белоус вызывает  гордость за нашу станицу.

Большим сюрпризом оказались и другие статьи, напечатанные в «Кубанских областных ведомостях». Все они проливали свет не только на биографию автора, но и на события в станице Брюховецкой. Так, в статье «Загадочное дело» за 5 марта 1867 года,  Иван Белоус, будучи участковым заседателем Екатеринодарского сыскного начальства, поведал о деле девицы Акелины Дмитриевны Серебрянской.

+

 Это статья о том, как 19- летняя девушка однажды переодевшись из-за частых  домогательств со стороны противоположного пола  в мужскую одежду, прожила в этом образе 10 лет. «Брюховецкие новости» опубликуют эту статью целиком, и я вас уверяю, это будет не только интересно читать, но и послужит  задуматься об уровне нравственности женщин того периода.

          Далее уже, в апреле того же года Иван Белоус печатает о расследовании  еще одного дела. Статья называется «Археологическая находка».  В ней рассказывается, как казак станицы Дядьковской  Петр Проценко решил  запахать старинный курган и зацепил плугом за камень. Они стали рыться и раскопали каменную статую. Далее приведем слова автора: « Это случилось 8 числа сего апреля. Как только дано мне было об этом знать, то сей час же я поскакал в Дядьковскую станицу и осмотрел вырытую статую. Это фигура женщины, Бог знает, каких времен,  высечена из белого известняка, росту 2/2 аршина, стоит на белом каменном пьедестале, на ней в три ряда ожерелье и в правом ухе большая тройная серьга. Руки почти во всю длину опущены вниз и ниже живота держат нечто вроде сосуда. Голова  прикрыта  какою- то кераской (шапкой), глаза, брови, нос, рот подбородок так хорошо сохранились, что статуя кажется живой…»

Далее  автор очень интересно рассуждает о статуе, которая могла быть памятником на могиле (под ним оказалось погребение). Надеюсь, и эту статью вы увидите полностью в районной газете и узнаете много интересного из жизни первых переселенцев на Кубань. Что касается дальнейшей судьбы статуи, нам не известно. Известно лишь то, что Иван Белоус отправил статую  в станицу Брюховецкую, для сохранения под личным своим наблюдением.

+

Следующая большая  статья «Из Ахалциха»,  печаталась в трех номерах  газеты.   В ней с подробностями рассказано о службе 4-го кубанского казачьего полка на турецкой (ахалцихской) кордонной линии. Статья датирована 21 сентябрем 1868 года.  Иван  Антонович  Белоус тогда  служил в штабе одного из полков, который шел на смену 4-му сводному полку, и своей статьей опроверг сложившиеся в то время негативные стереотипы о службе казаков на турецкой  кордонной линии.

Статью признали актуальной и имеющей большое значение для всего Кубанского казачьего войска. Автор красочно обрисовал не только природу и национальную культуру тех мест, но и традиции проведения сотенных праздников,  которые в то время отмечала каждая казачья сотня. Он показал великолепные отношения рядовых казаков и офицеров. В отзывах о статье говорится, что такие письма должны поступать из всех полков, чтобы все знали, как вдали от родины служат кубанские казаки.

К сожалению, в нашем распоряжении не оказалось газет за период с 1869 по 1873 годы и не смогли проследить за деятельностью Ивана Антоновича в этот период.  Следующие статьи «Станица Бриньковская» и вышеупомянутая статья «Из Новопокровской до Новороссийска» были напечатаны только в 1874 году.   Первая статья  рассказывает об удивительном природном явлении того времени. Впрочем, это лучше прочитать в изложении автора, что мы вам и предлагаем:

«Более 10 лет не было рыбы не только в станице Бриньковской, но и на более важных рыболовных пунктах Азовского прибрежья, как то в Ахторях, Ясенях и проч. Везде рыболовные заводы опустели. Заводохозяева, терпя ежегодные убытки, потеряли терпение и забросили свои заводы. Жители Бриньковской станицы, доведенные до крайности тщетным ожиданием рыбы, забросили на чердаки свои вентера и обратились к земледельческому труду. Многие начали копать кермек (корень перекати поле). Вдруг совершенно неожиданно в конце февраля 1874 года страшная масса рыбы хлынула в прибрежные лиманы и отсюда в гирла речек. Засуетился рыбный люд, пошла наборка  ватаг, исправление старых и изготовление новых волоков, вентерей, баркасов и каюков. Бывшие пустыри-заводы преобразились в многолюдные шумные пункты. В Бриньковскую станицу ежедневно подъезжают и уезжают тысячи фур из ближних не слишком отдалённых станиц. Еще в январе соль можно было покупать дешевле 20 копеек, но в конце февраля цена дошла до 50 копеек за пуд. Но, не смотря на тысячу рук, ежечасно загребающих рыбу, прилив ее такой великий, что нет никакой возможности справляться с нею. Часто не хватает ни посуды, ни покупателей и рыбу выпускают на свободу. Тысячи ежедневно подъезжающих фур не  могут подбирать улова. Цена тарани до 50 копеек за тысячу, но готовы и дешевле отдать, а некому. В прежнее время линейные станицы были почти главными покупателями сырой рыбы. С начала исключительно ловилась тарань, но рыболовы на основании опыта прежних лет уверены были, что вслед за нею пойдет судак, короп, щука и чебак. Бриньковцев эта благодать застала врасплох: ни посуды, ни хлеба, ни денег, ни соли; все приходилось добывать с величайшим трудом и  втридорога».

 Так и хочется воскликнуть,  нам бы такую благодать!

С весны 1874 до середины 1876 года  «Кубанские областные ведомости» не печатают статьи Ивана Белоуса. Этому есть объяснение, которое содержится в информации  из жандармских сообщений о революционном движении в Кубанской области. Там говорится  о  деятельности  Брюховецкого народнического кружка местной интеллигенции, который сложился к середине 70-х гг 19 в.. Тогда в поле зрения властей попали и сотник И.А. Белоус, и выпускники Кубанской учительской семинарии Василий Викторов и Никифор Кочевский, проходившие по делу о революционной пропаганде и распространении книг «преступного содержания». Доподлинно известно, что  в 1874 году, Иван Антонович Белоус -  сотник станицы Брюховецкой Кубанского казачьего войска был  арестован  по делу о пропаганде в империи. Но по высочайшему повелению в июне 1876 года дело прекращено за недостатком улик.

Уже в том же году 22 августа в №36 главной газеты кубанской области появилась заметка, автором которой был Иван Белоус. В ней речь шла  

 о балканских событиях  1875–1878 годов,  когда  пожертвования в пользу южных славян, сербов и черногорцев приобрели массовый характер. Летом 1876 года «Кубанские областные ведомости» выступили с обращением к кубанцам, в котором говорилось о «неописанных бедствиях и лишениях, превосходящих меру человеческого терпения». «Та помощь, – говорилось в обращении, – которую мы подадим бойцам христианам, будет помощью святому делу; принять участие в которой – есть наш нравственный долг, наша священная обязанность. Не одни избытки от нашего имущества отделим от этой святой помощи, а раздадим по- братски имущество, лишив себя известных удобств, и доставим братьям нашим христианам – возможность поддержать свою и без того многострадальную жизнь. Будем жертвовать, чем можем и как можем!»

Мы приведем вам выдержку из статьи, где рассказывается, как восприняли этот призыв в станице Брюховецкой:

«…Очень показательно происходил сбор пожертвований в ст. Брюховецкой. После божественной литургии местный священник отец Костич сказал слово «по поводу страданий славян на Балканском полуострове. Речь была произнесена до такой степени искренно и с таким чувством скорби, и бедствия несчастных христиан описаны такими яркими красками, что слово пастыря произвело на слушателей потрясающее впечатление. Подвиги   баши-бузуков и наших прежних закубанских приятелей черкесов, о чём говорил священник на основании фактов, засвидетельствованных воззванием русскому народу Болгарского центрального благотворительного общества, приводили слушателей в какое-то страшное волнение, которое я даже выразить хорошо не умею. Я видел слёзы на лицах шестидесятилетних казаков. Чувство скорби и живого сострадания к бедным единоверцам выразилось в полной силе. Когда поставлена была тарелка для сбора пожертвований, то к ней с трудом можно было протолкнуться. В несколько минут было пожертвовано 135 р. 91 к.»
+

В № 2 за 10 января 1881 года  под  рубрикой «Письмо в редакцию» был опубликован  отзыв  Ивана Белоуса на статью о коллекции портретов малороссийских гетманов,  переданных в чужие руки. Эта статья была опубликована  в №47  в 1880 году и сообщала о том, как в 1865 году из войсковой гимназии  ее директором  господином Терзиевым была выдана коллекция из 15 портретов полковнику Скоропатскому, потомку гетмана Скоропатского. Полковник обещал сделать копии портретов, а подлинники вернуть гимназии. Но увезя их в свое имение в Черниговскую область, о  своем обещании забыл.

В своем письме в редакцию Иван Белоус не только рассказал, как попали с Межигорского монастыря  вместе с регалиями войска  на Кубань портреты гетманов, в том числе и гетмана Ивана Брюховецкого,  но и раскрыл  кое- что из своей биографии. Судя по содержанию заметки, Иван Белоус учился в Екатеринодаре в Красном училище (так училище называли из-за красной крыши),  потом и в войсковой гимназии, где  в то время  в самом большом  помещении висели эти картины. Вот что  поведал читателям газеты автор письма: « Замечательно, что один из портретов  был посягательством еще в 1849 году.  Посетивший в этом году училище  настоятель  Екатерино-Лебяжской Николаевской пустыни архимандрит Дионисий (архимандрит Дионисий был назначен настоятелем монастыря  3 ноября 1840 года и прослужил в этом чине до 1851 года),  крепко желал приобрести в свою собственность один из портретов (не помню, чей именно),  мотивируя свое желание  родством с гетманом, но бывший в то время смотритель Красного училища войсковой старшина Кучеров  наотрез отказал. Я это обстоятельство отлично помню, так как архимандрит Дионисий очень дружил с моим отцом и неоднократно в беседах выражал свое сожаление на отказ  Кучерова».

После прочтения этих слов хотелось узнать  подробнее об Иване Антоновиче: заглянуть в его биографию, представить, как он выглядел, какая у него была семья и как сложилась его жизнь. Но пока мы не обнаружили  необходимые для этого источники и не можем удовлетворить свой и ваш, надеюсь, интерес к этой исторической для жителей станицы Брюховецкой личности. Но пока у нас есть только такие версии и факты.

Его отец,  поручик  Черноморского войска Антон Белоус,  был отмечен наградой за взятие крепости  Измаил. Вместе с атаманом Федором Таран первыми прибыли морем на Тамань. Затем Антон Белоус и еще 24 казака Брюховецкого куреня, а это служивые и мастеровые люди  были направлены в строящийся город Екатеринодар. Там,  в  Екатеринодаре,  родился  и некоторое время жил  Иван Белоус. Позже его  отец  вновь переехал в станицу Брюховецкую.

В 1976 году,  перед началом Русско-турецкой кампании,  сотник Иван Антонович Белоус служил в штабе Кавказско-Екатеринодарского полка в Закавказье, принимал участие в боевых действиях.

19 июля 1893 года дочь есаула,  девица Зинаида Ивановна Белоус,  была крестной Владимиру Дмитриевичу Курдюкову. Вероятно, что полный Георгиевский кавалер,  хорунжий Александр Белоус, который жил в станице в тоже время  что и Иван, был его родным братом. Есть и печальный факт, который говорит о том, что  29 сентября 1889 года  в трехлетнем возрасте от кори  умер сын Ивана Антоновича  -  Александр. То, что он назвал своего сына Александром,  говорит в пользу нашей гипотезы. Наречение сына именем такого прославленного брата имело огромное значение для отца. У самого Александра Белоуса в том же году вышла замуж дочь Валентина. Эти подробности исследования мы приводим в надежде, что есть у нашего героя потомки,  и они помогут нам узнать больше о жизни и деятельности Ивана Антоновича Белоуса.  Жизнь, военная служба  и творчество Ивана Антоновича Белоуса заслуживают глубокого изучения. Скажу более, имена таких образованных людей 19 века должны быть известны широкой общественности. И в этом направлении работа музея продолжается.

Последнее упоминание в записях за 12 июня  1892 году говорит о том, что отставной есаул Иван Антонович Белоус и жена ветеринарного врача  Анастасия Львовна Зенкевич были крестными у дочери   Александра Петровича Сергеева.   Уже в метрических книгах 1896 года  Дарья Владимировна Белоус  записана как вдова есаула Ивана Белоус. К сожалению, точную дату рождения и смерти этого  достойного жителя нашей станицы установить не удалось.

Таймураз Бежаев

Контакты

352750 ст.Брюховецкая, Краснодарского края, ул Ленина 9

  • dummy8(86156)3-10-69

  • dummy8(86156)3-10-69

  • dummy brm31069@mail.ru

Яндекс.Метрика

Наши друзья

Подписаться

Создание сайтов +7 905 49 47 434

Search