6+

Казачество

Мы рады приветствовать Вас на странице, посвящённом казакам и казачеству. Здесь Вы найдёте интересную информацию о Брюховецком казачьем обществе.

Забытый генерал

Историю станицы Брюховецкой богата событиями, которые связаны с определенными лицами, внесшими выдающийся вклад в историю Кубани и России. Однако по прошествии лет в результате других событий, которые меняли государственное и политическое устройство России десятки имен были незаслуженно забыты. Хочу придать оптимизма тем людям, которые считает, что история станицы и района уже написана и для новых открытий нет исторических поводов. История района и в частности станицы Брюховецкой хранит еще много тайных страниц на которые надо пролить свет. Для этого надо любить свою малую родину и ее историю. Несмотря на то что функции музеев значительно расширились ее научно исследовательская деятельность остается основным направлением работы. Именно это направление работы музея обогащает историю наших станиц и хуторов и не дает возможность предавать забвению имена великих личностей, которые с гордостью считали свой родиной станицу Брюховецкую. Благодаря проведённым исследованиям выведены из тени имена есаула Ивана Антоновича Белоус и полковника Ивана Федоровича Чернявского. О их жизни и деятельности можно прочитать на сайте музея.

В этой исследовательской статье мы познакомим вас еще с одним выдающимся человеком, казаком станицы Брюховецкой, дворянином, генерал-майором Иосифом(Осипом)Саввичем Котляревским. Несомненно, этим человеком могут гордиться не только жители станицы Брюховецкой, но и всей Кубани. А для учащихся казачьих классов его жизнь должна стать примером служения родине и Кубанскому казачьему войску

В истории нашей станицы нет ни одного другого примера чтобы что бы поступив на службу в Черноморское войско в юном возрасте казак мог дослужиться до чина генерал-майора. Стать командиром элитного казачьего подразделения, служить в котором было невероятной мечтой для каждого казака. Брюховецкий казак Иосиф Котляревский не только служил в легендарном 7-мом Лейб-Гвардии Черноморском казачьем эскадроне, но и командовал им, а потом и Лейб-Гвардии Черноморским дивизионом в течении 10 лет. 

 

Поводом для начала исследовательской работы о жизни забытого на родине генерала Котляревского стали строки из воспоминаний Игоря Ивановича Недбаевского уроженца станицы Каневской опубликованных в журнале «Родная Кубань». В его воспоминаниях есть строки, которые проливают свет и на историю станицы Брюховецкой. Вот что он писал: «Генерал Котляровский, казак станицы Брюховецкой, сослуживец моего отца, холост, жил гражданским браком с калмычкой. Отец, проезжая в Екатеринодар или обратно через его участок постоянно, хотя бы на короткое время заезжал к нему навестить его. Один раз мой отец не застал его дома, как обычно, с дымящейся трубкой во рту и сидящего на крыльце. Домашние указали на курган, где он находился, и присматривал, как ему готовят склеп, в коем он будет похоронен. Котляровский имел 1200 десятин чудной земли, которую отказал на казачий Лебяжий монастырь, а пожизненно пользовался капитан Крымского пехотного полка Коренный, за коим была его племянница. На его земле при большевиках выросло целое селение руссов».  

Неправда ли интересный повод для исследований? Сразу же возникают вопросы, если в истории станицы был такой генерал, то почему о нем нигде не упоминается и как имя такого человека могли забыть его земляки? Где этот курган, на котором он был похоронен? Читая такие строки возникает множество вопросов, и любой исследователь их по обыкновению потом задает знакомым так сказать знающим старожилам которым интересна прошлое родной станицы. То, что семья Котляревских жила в станице упоминается в книге «Дорогая моя станица», под авторством Александра Григорьевича Шеремета. Знавший многое о истории района и станицы, он в своей книге упоминает о корнете Александре Котляревском. Имя молодого корнета упоминается и   на сайте Кубанского казачьего войска в статье «С примерным усердием…» автор О.В.Матвеев, где есть следующие строки:   «Сборник сведений о потерях казаков, составленный И.И. Кияшко показывает, что в Болгарии театре осенью 1828 г. оказались отдельные черноморцы и из других частей. Так, 1 сентября пропал без вести под крепостью Варна казак 3-го конного полка Григорий Ворошко из Леушковского куреня. В сентябре 1828 г. казаки 3 пешего полка Терентий Родионович Шпика и Иван Горобец из Поповического курения «убиты в сражении с турками за Дунаем». В октябре казаки 3-го пешего полка Семен Васильевич Шпика, Никифор Васильевич Шпика из Поповического куреня «убиты в деле с турками за Дунаем» [22].16 сентября тяжело ранен под Варной и 2 октября умер от ран корнет Александр Котляревский 7-го Лейб-гвардии Черноморского эскадрона из Брюховецкого куреня. Гвардейцы прибыли к осадному корпусу, расположенному под Варной еще 22 августа. Черноморцы аванпостную цепь на южной стороне крепости, участвуя в беспрерывных перестрелках с турками…»  То есть вероятность того что семья Котляровских относилась к казакам Брюховецкого куреня сомнению не подлежит. Фамилии Котляревский встречается и в базах данных касающихся Кубанского казачьего войска. Но который из них наш Брюховецкий генерал определить невозможно. Для убедительности приведу фрагмент одной из этих баз данных размешенного на сайте «Кубанская генеалогия»

Котляревский

полковник

Командир Л.Гв. 7 Черноморского эскадрона

Котляревский

полковник

Командир Л.Гв. Черноморского казачьего дивизиона

Котляревский

генерал-майор

Командир Л.Гв. Черноморского казачьего дивизиона

Котляревский

генерал-майор

Окружной начальник Екатеринодарского военного округа

 

Конечно знакомясь с такой базой данных у любого исследователя появится желание доказать, что корнет, позже полковник, а далее генерал-майор Котляревский командир Лейб-гвардии Черноморского казачьего эскадрона, а затем и дивизиона именно тот, кто нас интересует. Такое имя честь и почет для любой казачьей станицы. Но ведь нигде нет ни имени ни отчество и даже намека, на то что он казак станицы Брюховецкой.

На одном из сайтов есть статья «Лейб-гвардии Черноморский казачий дивизион как первое подразделение Конвоя» в ней имеется следующее упоминание касающийся генерал-майора И.С.Котляревского: 1.07.1842 г. — лейб-гвардии Черноморский эскадрон откомандирован от лейб-гвардии Казачьего полка и развернут в самостоятельный лейб-гвардии Черноморский казачий дивизион. Фактически переформирование 7-го Черноморского эскадрона лейб- гвардии Казачьего полка в лейб-гвардии Черноморский казачий дивизион проходило в 1843 г. И сразу же командир эскадрона полковник И. С. Котляревский поднял вопрос о неудобстве смены третями состава че­рез каждые 2 года. 12 февраля 1843 г…… Отделяясь от лейб-гвардии Казачьего полка, Черноморский дивизи­он образовывал самостоятельную воинскую часть. Ею руководили: коман­дир дивизиона - полковник И. С. Котляревский, командир 1-го эскадрона - ротмистр А. Г. Виташевский, 2-го - штабс-ротмистр И. А. Рашпиль».

На этом этапе поиски по определению личности генерала-майора Котляревского остановились. И начались поиски так сказать местных материалов, которые бы помогли пролить свет на судьбу генерала. Изучалось все где упоминалась фамилия Котляревский. Например, настоятель Екатерино-Лебяжской Николаевской пустыни архимандрит Самуил в 1878 году в Кавказских епархиальных ведомостях опубликовал историю пустыни, основываясь на архивных данных монастыря.

Выдержки из этой истории мы хотим предложить вашему вниманию. В главе особо замечательные благодетели пустыни архимандрит Самуил писал: «Со времени основанья пустыни и во все последующее годы боголюбивые Черноморские казаки не забывали ее, но постоянно обогащали своими не скудными подаяниями. В монастырской памятной книге, читаемой ежедневно при совершении проскомидии, особо назначенным для сего иеродиаконом, вписаны на вечные времена следующе вкладчики и благотворители: Кошевой атаман, бригадир Захарий Алексеевич Чепига; войсковой судья бригадир Антон Андреевич Головатый; кошеный атаман генерал-майор Тимофей Саввич Котляревский».

 В главе  о средствах содержания пустыни он снова упоминает фамилию Котляревский: «…Основныя средства для существованія монашеской Черноморской Екатерино-Лебяжской Николаевской пустыни, по повелению Императрицы Екатерины, указаны в войсковых доходах. Войско охотно предоставило пустыни пользоваться скотоводством во всех местах войсковой земли; сверх сего, оно отвело земельный участок около монастыря, пространством боле десяти тысяч десятин, также дозволило свободно пользоваться рыболовством на косе Азовского моря, двух лиманах в станице Бриньковской и около самого монастыря; предоставило пустыни право пользоваться тремя водяными мельницами, подаренными от благотворителен. Первая из этих мельниц находится в станице Переясловской на реке Бейсуг; она подарена генералом Тимофеем Саввичем Котляревским».

В этих строчках архимандрит Самуил возможно допустил ошибку в инициалах кошевого атамана генерал –майора Тимофея Терентьевича  Котляревского указав его отчество Саввичем. И почему настоятель в обоих случаях назвал его отчество Саввичем?  Случайно ли это или речь идет о другом генерале? Известно, что после Персидского бунта войсковой атаман Котляревский большую часть времени проживал в Петербурге. Из столицы он слал на Кубань массу приказов и распоряжений. Когда атаман Котляревский возвратился на Кубань, он, чувствуя себя больным и старым, 15 ноября 1799 добровольно отказался от атаманского поста.18 февраля 1800 года Тимофей Терентьевич Котляревский умер. Нет сомнений что он был в числе благодетелей монастыря, но почему его упоминают в 1878 году как Тимофей Саввич?

В одном из номеров районной газеты за 1993 год нам удалось найти статью «Хутора Брюховецкой земли» посвященную 200 летию станицы Брюховецкой.  Приведем выдержку из статьи: «….В списке хуторов станицы Брюховецкой на 21 января 1851 года отмечено 14 хуторов построенных с официальным разрешением, и 33 хутора без разрешения, но без особого вреда для общественных угодий.. Кроме того, после переписи были построены еще 3 хутора, которые ущемляли интересы казачества и по приговору от 18 февраля 1863 года подлежали переселению в другие места. Что же представляли собой хутора в середине 19 столетия. Возьмем самые большие и самые зажиточные. Хутор генерала Котляревского. Здесь был господский дом, четыре людских кухни, амбар, погреб, ледник, водяная мельница. В хозяйстве генерала насчитывалось 300 голов крупного рогатого скота,515 лошодей,799 овец,55 семей пчел,1135 плодоносящих 1791 неплодоносящих деревьев, одна квадратная верста терновника. Это все господский дом. Чтобы за всем этим ухаживать, естественно нужны были работники. А работникам нужно жилье. Добавьте к генеральскому хутору несколько хат бедняков, и вы получите полную картину зажиточного казачьего хутора…»

Подтверждают эту статью и следующие архивные данные которые имеются в свободном доступе:

«13 декабря 1874 в 4 верстах к юго-востоку от станицы Брюховецкой отмежевано 1140 десятин генерал-майору Котляревскому. 28 августа 1883 года участок перешёл по наследству жене отставного губернского секретаря Козловской-дочери генерала. Следует отметить что хутор на кануне отмежевания принадлежал Котляревскому. ««Устройство хутора», -говорится в инвентаризационной ведомости, -значительное, при нем сад, леса 5 десятин и водяная мельница». Только как мы знаем генерал был холост и в данном случае речь идет о ее племяннице.

Из вышеизложенного следует что хутор генерала Котляревского существовал до 1851 года скорее всего он находился на родовых землях, генерала которые или перешли к нему по наследству или там проживал кто-то из его родственников.   А если к этим данным добавить фрагмент из воспоминаний М.И.Недбаевского  на  земле генерала Котляревского при большевиках выросло целое селение руссов то можно приблизительно определить какой населенный пункт расположен на землях генерала Котляревского. Во всяком случае карты указывает на то что это хутор Красная поляна. Так ли это на самом деле придется доказывать. А лучшим бы доказательством послужил курган с могилой Генерала Котляревского. Но ведь М.И.Недбаевкий не говорит что село возникло на месте хутора, он говорит что это случилось на землях генерала Катляревского. Значит хутор мог быть и в другом месте, но однозначно рядом с курганном на который отцу М.И.Недбаевского указали домашние генерала.  И вновь новые вопросы где располагался хутор в 1851 году и где курган-могила? И почему ни в одном документе не указаны хотя бы инициалы генерала?

На этой карте 1857 года обозначена земля генерала Котляревского.

Image

На этом месте в настоящее время  расположен хутора Красная Поляна, который до революции именовались хутором Нижнемонашеский. Но скорее всего хутор был переименован после смерти генерала, когда в 1883 году их унаследовала Екатерина Козловская жена титулярного советника. Кем приходилась Екатерина Козловская генералу Котляревскому установить не удалось. Скорее всего племянница о которой писал Недбаевский. Не смотря на все найденные материалы имя и отчества генерала Котляревского определить не удалось и поиски в этом направлении медленно, но продолжались. При этом учитывалось все в том числе материалы в которых упоминалась фамилия генерала.  

Не знаю приблизит нас к ответу или усложнит наши исследования предлагаемый вам рассказ, который написал в эмиграции бывший атаман станицы Брюховецкой Игнат Саввич Шевель, но не познакомить вас с ним будет с точки зрения исследователя ошибкой. И.С.Шевель как известно печатался под псевдонимном Гнат Макуха. И вот недавно вышла книга «Думы атамана» в который включен рассказ «Могила». В этом рассказе автор пишет (приводится сокращенно): «Недалеко от станицы Брюховецкой, у спуска к реке Бейсужёк, где он, изгибаясь коленом,поворачивает на север чтобы слиться с Большим Бейсугом ,среди широкого, степного пространства ,стоит «Высока» могила. (на Дону и Кубани эти курганы называли могилами) как-так повелось что древние, степные курганы на Кубани, связаны с жизнью казачества. Бывало казаки, которые едут за Кавказ на службу, по традиции оставляют коней возле кургана, а сами поднимутся на его вершину, желая осмотреться вокруг, чтобы проститься с родными степями и после, сойдя, выпьют горилки у подножья, и с богом в дорогу…. На весенние святки у кургана собирались парубки с девчатами: одни чтобы погадать; другие чтобы поиграть в игры. Бывало, малые казачата, ожидая своих отцов со службы, взбирались группками на курган и зорко посматривали туда, откуда должны показаться отцы. Такую же роль играл курган «Высокий» в жизни казаков станицы Брюховецкой. Здесь также станичная молодежь проводила праздники, и так же чабан играл на своей дудке «штырю-бырю», здесь пастушок высматривал свое стадо, а казак оставивший воз, засматривался в родной край. Любил и я , когда то в детстве ,сидеть на этом кургане .Взойдешь на него, бывало ,оглянешься вокруг .Легко и весело становится. Почему? И сам не знаешь почему. … И как мне хотелось в те годы установить на том кургане, что-нибудь такое, чтобы напоминало казачатам станицы о жизни в старину! Но ничего другого мне не придумалось, как посадить на вершине его дуб. Сколько раз по весне, я бегал в лес Котляревского, выкапывал очередной росток ,молодого дубка ,и, бережно принося на курган сажал. Но как на зло, чья-то злая рука всегда вырывала его».

 Из этого отрывка любой житель станицы Брюховецкой себе вопрос  о каком таком высоком кургане идет речь. На тот ли этом курган на которой расположен мемориальный комплекс «Катюша»? Еще до недавнего времени как бы следуя генетической памяти здесь проводились скачки и другие праздники. И еще из приведенного отрывка можно сделать вывод что рядом с курганом был лес Котляревского, а может когда-то и его родовой хутор. Не могу не познакомить вас с еще один отрывок из  рассказа Гната Макухи «Могила»: « … В 1918 году довелось мне побывать в родной Брюховецкой. За много верст до станицы заметил я этот курган который с юных лет меня так сильно впечатлял…. У кургана я остановился и  с тяжелой душой поднялся на вершину. Там я увидел обсаженный петушками могилу над которой стоял дубовый крест. «Кто и за что?»-спросил я сам себя, но не заметив ничего, что могло   бы дать объяснение, отвлекся на те окрестности, что когда-то пленили меня райской красотой. Только черную пашню, колючую стерню и стоявшие кое где потемневшие от дождей ,горбатые копны  увидели мои глаза. возле кургана  ходила десятка полтора овец, которых пас старый казак….

-Дедушка, а кто похоронен под этим крестом?

-А зачем тебе знать? Каким то слабым подавленным голосом спросил он.-Были такие которых пришлось захоронить; добавил он глядя на меня. Удивляюсь что ты живя в станице ,не знаешь кто лежит под этим крестом….

–Лежат тут двенадцать сынов Вольного Брюховецкого куреня.

-Большевики расстреляли, что ли?

-Расстреляли, -выдохнул дед, и еще ниже поник своей седой головой….

-Тут, добавил он сдавленным голосом ,лежит и мой младший. И не договорив заплакал как ребенок…»

 Отрывки из этого волнительного рассказа на первый взгляд не касаются нашей основной темы исследования, но косвенно указывают на то что захоронения расстрелянных казаков участников белого движения на кургане не случайно. Вероятнее всего здесь уже был кто -то похоронен из знаменитых казаков станицы. Это предположение основывается на том что многие древние курганы нашего района, находящиеся в черте населенных пунктов, использовались и используются как кладбища.

Что касается предположения что речь идет о кургане на которой стоит легендарная «Катюша» то в этом есть как уверенность, так и сомнения. Есть мнение что этот курган насыпан в советское время на месте скотомогильника. С другой стороны, как могли при советской власти на вершине скотомогильника водрузить один из символов Победы? В это трудно поверить, коммунисты не могли допустить такой оплошности.  Чтобы отбросить все за и против нужна официальное заключение: 

 Когда в 1982 году (через 100 лет после смерти генерала Котляревского) на этом кургане начались работы по подготовке площадки что бы  установить на его вершине легендарную «Катюшу». Строителями возможно была обнаружен склеп и надгробная чугунная плита с отчетливо видной надписью Генерал-майор Иосиф Котляревский.  Наверное, советским историкам не интересно было сохранить надгробную плиту царского генерала, тем более генерала из казаков. Да и вряд ли бы нашлись в станице такие решительные люди, которые бы заступились за могилы генерала и двенадцати расстрелянных казаков. Свидетелем того что такая плита была на кургане является страстный любитель истории родного края писатель Владимир Дмитриевич Нестеренко. Поэтому вероятность того что родовой хутор генерала Котляревского был близ «высокого»  кургана  представляется предпочтительным, за неимением иных доказательств и свидетельств.

Но кто же все-таки генерал-майор Котляревский казак станицы Брюховецкой, и почему его имя было вычеркнуто из памяти земляков? На последнюю часть вопроса ответить не трудно. За годы советской власти, при полном забвении истории казачества, после репрессий и раскулачивания люди забывали и своих предков, боясь ответить перед Советской властью за «компрометирующее» прошлое своего рода. Поэтому информация о славном генерале Котляревском могла сохраниться только в недрах архивов.

По этому поводу музей обратился в государственный архив Краснодарского края. В краевом архиве хранится послужной список штаб и обер офицеров лейб-гвардии Черноморского казачьего дивизиона. (фонд 396 архивный номер 118.опись 2)

Судя по записям в послужном списке Иосифа(Осипа) Котляревского он начал свою службу 26 августа 1821 года в одном из полков Черноморского казачьего войск сотенным есаулом (предположительно во втором). В те времена казачий конный полк   состоял из десяти сотен. Во главе сотни стоял сотник, ему помогал сотенный есаул. Для начинавшего свою службу казака это должность высокая, но, наверное, были причины чтобы молодого казака, окончившего курс наук в Черноморской войсковой гимназии, произвели в такую должность. Следующая запись говорит о том, что 1 мая 1828 года Иосиф Котляревский зачислен юнкером в Лейб-Гвардии казачий полк

в 7-й  Черноморский эскадрон. Получается судя по статье О.В Матвеева «С примерным усердием…» где он сообщает о смерти доблестного корнета Александра Котляревского рядом с ним в Русско-Турецкой войне 1828-1829 годов воевал и его младший  брат будущий генерал–майор Иосиф Котляревский .  

Пересказывать историю 7-го Лей. Дивизион стал самостоятельной воинской частью в составе Гвардии. Дивизион состоял из двух сотен. По штату в дивизионе имелось: командир дивизиона полковник - 1, ротмистров - 2, штаб-ротмистров - 2, поручиков -4, корнетов - 6, старших вахмистров - 2, младших вахмистров - 8, портупей-юнкеров - 4, квартирмейстеров - 2, унтер-офицеров - 20, казаков - 320, трубачей - 6, денщиков - 16. Всего 393 казака. Постоянно на службе в Санкт-Петербурге находилась одна треть казаков, а две трети казаков находились дома. И только в случае войны или по требованию государя они убывали в столицу. То есть постоянно на службе находился 131 казак. Офицерами дивизион комплектовался только из состава офицеров Черноморского войска, выслужившего не менее трех лет в офицерских чинах. Они проходили шести месячное испытание будучи прикомандированными к дивизиону. И только после прохождения испытания, офицеры зачислялись в дивизион. Пребывавшие "в Черномории"казаки ежегодно на 4-е недели в мае месяце собирались на смотры и учения. Смена казаков в столице проходила каждые два года. В интернете есть много статей и исследовательских трудов касающиеся этого элитного казачьего подразделения и каждый сможет сам узнать какие функции он выполнял в составе Его Величества Императорского конвоя. Мы же познакомимся с некоторыми яркими моментами из жизни генерала Котляревского. Еще бодучий юнкером он был награжден медалью за участие в русско-турецкой войне 1828-1829 годов

Жизнь и воинская служба Иосифа Котляревского с 1 мая 1828 года была связана с 7-м лейб-гвардии Черноморским казачьим эскадроном.  За отличия в Польскую кампанию 1831 года юнкера эскадрона Григорий Лавровский, Алексей Рашпиль, Мелентий Жвачка, Аркадий Виташевский и Иосиф Котляревский произведены в корнеты. Все чины эскадрона получили знаки отличия польского ордена «За военное достоинство» и медали за штурм Варшавы. В польском походе эскадроном командовал ротмистр Григорий Алексеевич Рашпиль будучи наказной атаман Черноморского казачьего войска.

В 1836 году он уже стал поручиком того же эскадрона. В 1838 году он получает звание штаб-ротмистра, а в 1841т году звание ротмистра. 16 апреля 1841 г. Г.А. Рашпиль получает чин генерал-майора и переводится в распоряжение Черноморского казачьего войска, а летом 1841 года генерал Г. А. Рашпиль был назначен исправляющим должность начальника штаба Черноморского казачьего войска. Командование эскадроном было доверено ротмистру полковнику Иосифу Котляревскому.

 В декабре 1842 года Иосиф Саввич  произведен в полковники, через год 7-й Черноморский эскадроном. 25 июня 1843 года 7-й Лейб-Гвардии Черноморский эскадрон был переименован в Лейб-Гвардии Черноморский казачий дивизион и стал самостоятельным воинским подразделением. Его первым командиром был назначен полковник Иосиф Котляревский, командиром 1-го эскадрона назначен ротмистр Аркадий Виташевский, 2-м эскадроном командовал штабс-ротмистр И. А. Рашпиль.

В 1848 году дивизион снова выступил в поход к Брест-Литовскому и далее в Варшаву. 8 мая 1849 года государь Император изволил произвести смотр Донской и Черноморской Гвардии на Мокотовском поле. В Царстве Польском Л. - Гв. Черноморский казачий дивизион оставался до поздней осени. В начале ноября 1-й эскадрон отбыл в Санкт-Петербург, а 2-й был командирован в Черноморию.

В послужном списке Иосифа Саввича более сорока благодарностей от российского императора Николая I за смотры, учения и манёвры с участием Лейб-Гвардии Черноморского казачьего дивизиона. На всех этих учения всегда присутствовал сам Император Российский и генералитет русской армии.  6 декабря 1845 года за отличную и усердную службу полковник Котляревский награжден орденом Святой Анны 3 степени, через два года в 1847 году он награжден орденом Святой Анны 2-й степени. Так в послужном списке Иосифа Котляревского за 1849 год в графе «Есть ли имение» написано.» У матери его имеется деревянный дом со службами и садом в Екатеринодаре и хутор на реке Бейсуг в ведомстве станицы Брюховецкой.

 Из открытых источников известно что в апреле 1851 года Котляревскому Иосифу(Осипу) Саввичу было присвоено звание генерал-майора. После 10 лет командования Лейб-Гвардии Черноморским дивизионом И.С.Котляревский передал командование полковнику Аркадию Виташевскому и в декабре 1852 года был переведен в распоряжение Черноморского казачьего войска, и назначен окружным начальником Екатеринодарского военного округа, куда входили 22 станицы в том числе и Брюховецкая. Архивы Екатеринодарского военного округа не сохранились и узнать сколько лет он был во главе округа не представляется возможным. К сожалению послужной список   составлен на 1 января 1849 года и для последующих исследований надо обращаться в другие архивы 

По архивным источникам хутор Котляревский находился в 4 верстах к юго-востоку от станицы Брюховецкой. Что касается даты образования хутора можно с уверенностью сказать о его существовании до 1826 года. То есть сомнений в том, что Иосиф Котляревский был казаком станицы Брюховецкой сомнений быть не должно.

И когда в 1874 году генерал Иосиф Саввич Котляревский ушел в отставку к 60 десятинам его родовой земле было добавлено за генеральский чин еще 1140 десятин земли. И он поселился на своем родовом хуторе.   Вот как описывали историки этот хутор в конце 19 века. -На хуторе Котляревском был господский дом, четыре людских кухни, амбар, погреб, ледник, водяная мельница. В хозяйстве генерала насчитывалось 300 голов крупного рогатого скота,515 лошадей,799 овец,55 семей пчел,115 плодоносящих деревьев и 1791 неплодоносящих деревьев. чтобы за всем этим ухаживать, естественно нужны были работники, а работникам жилье. Добавьте к генеральскому хутору пять хат работников, и вы получите полную картину зажиточного казачьего хутора.

О генерале Котляревском сохранились и устные воспоминания. Реуцкий Сергей Иосифович помнит рассказ своего дедушки Павла Емельянович Реуцкого. Так вот Павел Емельянович, сын атамана станицы Брюховецкой Емельяна Иосифовича Реуцкого знал что его дедушка Иосиф будущий сиротой в юности работал на хуторе генерала можно сказать был на воспитании у него. Бездетный генерал даже хотел усыновить его, но этому что-то помешало. Но генерал сказал ему что, когда его тезка будет женится он непременно должен приехать к нему. Он так и сделал. И молодой жених уехал от генерала на подводе, запряженном лещадью, к подводе были привязаны бык и корова. А потом он всю жизнь до 1909 года работал мельником на мельнице Котляревского.    

  

Общие сведения: Лейб-гвардии Черноморский казачий дивизион

». К этому времени 2-й взвод сформировать еще не удалось, поскольку определять в гвардию можно было нижних чинов, прослуживших не менее 6 лет, а во 2-й взвод записали малороссийских переселенцев. Черномор­ская войсковая канцелярия оправдывалась, заявляя, что переселенцы уже живут в Черномории 6 лет и один год прослужили в 11-м Конном полку. Только в 1828 г. был сформирован 2-й взвод и направлен в С.-Петербург под командою хорунжего М. А. Тараненко. Но от Воронежа взвод повернул на Белгород для присоединения к своему эскадрону, следовавшему с гвар­дейским корпусом к границам Турции. В Бабадаге 7-й Черноморский эс­кадрон остался в Конвое при штабе Гвардейского корпуса, затем присое­динился к полку. 22 августа 1828 г. лейб-казаки прибыли к осадному корпусу, расположенному под Варной. Черноморцы держали аванпост­ную цепь на южной стороне крепости, участвуя в беспрестанных пере­стрелках с турками. В боях под Варной пал смертью храбрых корнет А. С. Котляревский. Наиболее отличившиеся черноморцы были награжде­ны: корнет О. Т. Миргородский - орденом Св. Владимира 4-й степени с бан­том, унтер-офицер Ф. П. Шевченко - чином корнета.

30 сентября под Варной 2-й взвод хорунжего М. А. Тараненко соеди­нился с эскадроном, но кампания была уже окончена. Черноморцы возвра­тились в Подольскую губернию, где в местечке Тульчино находился штаб Гвардейского корпуса, затем перезимовали в Волынской губернии. Летом 1829 г. лейб-гвардии Казачий полк вновь выдвинулся к турецкой границе, но заключение мира остановило поход.

С августа по ноябрь 1829 г. Черноморский эскадрон нес кордонную службу по границам Подольской и Херсонской губерний для охраны края от чумы. Затем последовала кордонная служба по реке Днестр у Тирасполя, вследствие появления признаков чумы в Бессарабии. В июле 1830 г. лейб- казаки сдали кордоны армейской пехоте и 8 ноября возвратились в столи­цу. Отдых был недолгим. Уже 10 декабря лейб-гвардии Казачий полк в полном составе двинулся в Царство Польское. В Белостоке черноморцы несли охрану Императорской главной квартиры. Эскадрон беспрерывно участвовал в рейдах против повстанцев. В бою с ними 26 июля 1831 г. был убит поручик О. Ф. Шепель. В августе 1831 г. под Варшавой черноморцы присоединились к остальным лейб-казачьим эскадронам. 25 августа, в день штурма Варшавы, лейб-казаки находились в прикрытии русских ба­тарей, а 27 августа, по взятии города, вошли в польскую столицу, располо­жившись в Праге - предместье Варшавы - и разослали разъезды по городу. В марте 1832 г. Черноморский эскадрон возвратился в С.-Петербург. Насту­пил долгий период мирной жизни. Регулярно проводились летние лагер­ные сборы под Красным Селом. В самой Черномории взвод на льготе соби­рался два раза в год на три недели для смотров и учений. В С.-Петербург льготный взвод выступал 1 мая, в расчете прибыть в столицу к 29 августа. Маршрут следования, проложенный от Екатеринодара до С.-Петербурга, составлял 2141 ¼ верст.

Источник: https://pomnirod.ru/materialy-k-statyam/vsya-rossiya/voennye/polnyj-sostav-i-podrazdeleniya-vooruzhennyh-sil-rossijskoj-imperii

 

 

Подробные данные об объекте:

Название: Курган "Катюша"
Местоположение: ст-ца Брюховецкая, 1,5 км к югу от станицы
Номер в федеральном реесте: 6230
Номер в региональном реестре: 183,1 (N 313-КЗ "О пообъектном составе недвижимых памятников истории и культуры регионального значения, расположенных на территории краснодарского края")
Примечание: (п. 183.1 введен Законом Краснодарского края от 17.12.2001 N 429-КЗ)

Подробные данные об объекте:

Название: Курганная группа "Краснонивская 1" (2 насыпи)
Местоположение: ст-ца Брюховецкая, 2,5 км к югу от станицы
Номер в федеральном реесте: 6235
Номер в региональном реестре: 183,6 (N 313-КЗ "О пообъектном составе недвижимых памятников истории и культуры регионального значения, расположенных на территории краснодарского края")
Примечание: (п. 183.6 введен Законом Краснодарского края от 17.12.2001 N 429-КЗ)

Подробные данные об объекте:

Название: Курганная группа "Краснонивская 2" (2 насыпи)
Местоположение: ст-ца Брюховецкая, 3,5 км к югу от станицы
Номер в федеральном реесте: 6236
Номер в региональном реестре: 183,7 (N 313-КЗ "О пообъектном составе недвижимых памятников истории и культуры регионального значения, расположенных на территории краснодарского края")

Контакты

352750 ст.Брюховецкая, Краснодарского края, ул Ленина 9

  • dummy8(86156)3-10-69

  • dummy8(86156)3-10-69

  • dummy brm31069@mail.ru

Яндекс.Метрика

Наши друзья

Подписаться

Создание сайтов +7 905 49 47 434

Search